Полковник Гадиров: «В 1986-87 годах я докладывал руководству о своих подозрениях по поводу 366-го МСП в Ханкенди»

(Печатается с сокращениями)

Polkovnik Məmməd QədirovЭксклюзивное интервью 1news.az с командиром ряда войсковых спецподразделений, принимавших участие в Карабахской войне, полковником ВС Азербайджана Мамедом Гадировым.

– Будучи в советское время в Карабахе на различных военных должностях, вам удалось получить много информации и документов, подтверждающих то, что армянская сторона еще до начала Карабахского конфликта усиленно готовилась к нему.

– Корни армяно-азербайджанского, Нагорно-Карабахского конфликта и подготовки его военной фазы со стороны Армении и ее зарубежной диаспоры уходят в советский период начала 80-х годов прошлого века. Тогда ни армянский, ни азербайджанский народы не подозревали, какие планы относительно региона строит зарубежная армянская диаспора, которая по своим каналам уже знала о начавшемся процессе распада СССР. Такие советские деятели как академик Аганбегян, (являвшийся близким другом и соратником Михаила Горбачева), еще в советское время тесно сотрудничали с армянской зарубежной диаспорой и выполняли ее поручения. Тогда, в советское время, по долгу службы я лично сталкивался с некоторыми фактами, связанными с антисоветской подрывной деятельностью академика Аганбегяна, армянских генералов и чиновников, но только много позже я понял, какую цель все они преследовали.

– То есть деятели, чиновники, военные армянской национальности уже тогда открыто осуществляли в случае распада СССР подготовку проекта «Великая Армения»?

– Армянские деятели намного раньше всех нас знали о прогнозах распада СССР и начали открыто готовиться к новой ситуации, которая должна была возникнуть в случае развала Союза. У меня в архиве есть немало фактов и материалов, анализируя которые можно увидеть, что влиятельные армянские деятели и чиновники руководствовались в своей деятельности фактором возможного распада СССР и готовились к этому. Именно по совету зарубежной армянской диаспоры было решено спровоцировать развал СССР методом разжигания межнациональных конфликтов и первым удачным «пробным шаром» стал Карабахский конфликт. Немалую роль в разжигании конфликта сыграли армянские террористы, подготавливаемые в различных точках мира, в основном за счет советских же денег. Переброска их в регион армяно-азербайджанского конфликта еще в советское время позволила накалить обстановку и добиться начала открытых военных действий против Азербайджанской ССР.

– Вы сказали, что имеете немало фактов подтверждающих сказанное, можете привести некоторые из них?

– Могу рассказать интересные факты, которые прольют свет на последующую негативную роль 366-го мотострелкового полка (который в феврале 1992 года участвовал в захвате азербайджанского города Ходжалы и геноциде его жителей) – только функции у него тогда еще были иные, раньше это была войсковая часть в составе Гянджинской дивизии. В 1986-87 гг. я был заместителем комиссара РВК Физулинского района и руководил вопросами материального обеспечения войсковых частей и мобилизации, находящихся в запасе военнообязанных. В частности я отвечал за обеспечение в/ч расположенных в НКАО, в Ханкенди (тогда Степанакерт) и через мои руки проходила документация, связанная с вопросами обеспечения военнообязанными и ресурсами и я ездил постоянно по этим в/ч. Подразделения и в/ч Советской Армии направляли нам запросы относительно своей комплектации, того, в каких военных специалистах и вооружении они нуждаются.

С 1986-87 гг., расположенный в Ханкенди 366-ой МСП стал обращаться с запросами на поставку артустановок, бронетехники и военных специалистов, которые вроде по назначению этому полку не требуются. Дело в том, что структура этого полка и задачи, поставленные перед ним, не соответствовали тому, что начало поставляться туда. Ведь сперва это был всего лишь отдельный батальон химзащиты Степанакертского гарнизона Советской Армии, который постепенно превратили в мотострелковый полк. Согласно документам и запросам я увидел, что на базе 366-го МСП формируется реактивный дивизион, дивизион тяжелых гаубиц, противотанковый дивизион, два танковых батальона, поставляются БМП и снаряжение, не соответствующее структуре мотострелкового полка.

Мне стало любопытно, для чего это им нужно, и как-то раз мой знакомый, русский офицер из РВК в Степанакерте (Ханкенди) раскрыл мне причины дополнительной комплектации и усиления 366-го МСП. По словам офицера, из Баку из штаба 4-ой армии в Степанакерт назначили ответственным генерала Асланяна, которого я знал с негативной стороны, как человека не любящего азербайджанский народ еще задолго до этого. Асланян был из карабахских армян, родился в Гадруте.

– А чем обосновывалось такое боевое усиление и новая комплектация 366-го МСП?

– Обосновывалось это тем, что якобы Степанакерт и НКАО находятся близко к Ирану и Турции, в связи с чем надо создать войсковые подразделения, способные оперативно отреагировать на возможную агрессию со стороны этих государств на СССР. Якобы в случае возможного удара со стороны натовской Турции усиливаемый 366-ой МСП в составе Гянджинской дивизии должен будет первым выдвинуться к турецкой границе и принять на себя удар. Такова была официальная версия причины усиления и новой комплектации 366-го МСП в глазах центрального московского руководства, автором которой, видимо, и стал генерал Асланян из штаба 4-ой Бакинской армии.

Однако любой мало-мальски грамотный и знакомый с картой местности офицер поймет, что в горной и труднопроходимой местности Нагорного Карабаха создание усиленного передового полка не имело никакой тактической пользы. Этот полк не смог бы в случае необходимости развернуться и выдвинуть свою бронетехнику и артустановки к турецкой границе, и эти функции намного эффективнее выполняла сама Гянджинская дивизия. Как стало ясно намного позже, основной целью усиления 366-го МСП было размещение большего количества современной техники и вооружений в Степанакерте (Ханкенди).

– И при каких обстоятельствах вы впервые познакомились с Асланяном, который как становится теперь ясно, заранее комплектовал 366-ой МСП как ударную группировку в Нагорном Карабахе?

– В 1983-84 гг., в Азербайджане проводились крупные артиллерийские учения на полигоне в Гараэйбате. По стране шла учебная мобилизация ресурсов и военнослужащих запаса, часть которых перебрасывалась в Гараэйбат для выполнения учебной задачи по разворачиванию тыловых частей и армии. Я тогда, будучи капитаном, впервые познакомился с Асланяном, и у нас получился сильный конфликт. Дело в том, что мы ждали ресурсов и мобилизованных для выполнения учебной задачи, однако я заметил, что какой-то высокопоставленный офицер взял на себя функции направляющего и делал все, чтобы военнослужащие запаса не попали на учения и застряли в пути. Фактически это привело бы к провалу учений, проводимых на союзном уровне, и в итоге Азербайджан в отчетах в Москве был бы указан как небоеспособная и ненадежная страна.

Однако я вступил в перепалку с Асланяном, послал его куда подальше и направил ресурсы и автобусы с мобилизованными в нужном направлении, что позволили нам вовремя развернуть армию и выполнить задачу, поставленную союзным руководством.

– А что затем стало с 366-ым МСП, который начал от имени союзного руководства реорганизовывать генерал Асланян?

– То есть я выяснил, что с 1986-87 гг. все тот же генерал Асланян инициировал изменения структуры, комплектации и предназначения 366-го МСП. К 1988 году в этом полку большая часть офицеров уже была армянской национальности, и с этого года Асланян переподчинил полк таким образом, что мы перестали иметь доступ к инспекции и получению информацию о дальнейшей его комплектации. Затем начались первые митинги армянских сепаратистов в НКАО, и я тогда уже понял, какую опасную роль в регионе могут сыграть советские войсковые подразделения, укомплектованные в большинстве армянскими офицерами. Мне стало ясно, что против азербайджанского народа готовятся события, которые ничего хорошего не сулят.

– А вы пытались как-нибудь оповестить, докладывать руководству Азербайджанской ССР о том, что творится с 366-ым МСП?

– Да, конечно, и неоднократно. В 1986-87 гг. я докладывал и писал рапорты об этом своему руководству, в частности генералу Гасымову, которому рассказывал о своих подозрениях и сомнениях по поводу процесса усиления 366-го МСП. Насколько я знаю, генерал Гасымов докладывал об этом, куда надо в Баку, руководству, но ему там отвечали, что это «не ваше дело и идите своими делами занимайтесь».

А когда начались армянские провокации и теракты в Карабахе, свою негативную роль начали играть подразделения Советской Армии, находившиеся под контролем армян, в частности усиленный 366-ой МСП, задолго до этого готовившийся к войне против мирного азербайджанского населения региона.

Ризван Гусейнов

http://1news.az/interview/20101228100458867.html

_________________
количество просмотров: 407

Статьи по этой теме:

Comments are closed.