ГАНДЗАСАР, ПАМЯТНИК КАВКАЗСКОЙ АЛБАНИИ

Рашид Геушев, доктор археологии, профессор

Стены Гандзасарского монастыряОдним из важнейших событий, происшедших в духовной жизни средневекового Азербайджана (Кавказская Албания), явилось признание христианства с первой четверти IV века государственной религией страны. Составляя отдельный этап в истории азербайджанского народа, христианство играло весьма значительную роль не только в духовной, но и в политической, экономической и культурной жизни народа. Однако христианство не могло играть той роли в Азербайджане, какую оно играло в Армении и Грузии. После завоевания страны арабами и насаждения исламской религии среди масс, а также в результате борьбы с различными течениями внутри самого христианства, идеологическая и экономическая мощь албанского католикосата была сильно ослаблена.

Начиная с VIII века, в политической и религиозной судьбе народа Албании произошел ряд событий,способствовавших отчуждению народных масс друг от друга. Характеризуя этот период, академик Н.Я. Марр писал: “В Албании развернулась борьба халкедонитов с антихалкедонитами, причем ни те, ни другие не спасли албанскую национальность. Халкедонство подготовило путь к господству грузин, а антихалкедонство – армян. Западная часть ее, так сказать, Грузинская Албания, действительно огрузинилась. Это – древняя область Эретия, позднее вошедшая в пределы Кахетии… Восточная часть юго-восточной Албании, судя по армянским источникам, значительно раньше стала достоянием антихалкендонитской церкви Армении”. Начиная с IX в., идет процесс отчуждения между горными и низменными районами Азербайджана. В народных массах вырабатывается обособленное мировоззрение; в нагорных частях под влиянием армянского духовенства продолжает существовать и усиливаться христианское миропонимание. На остальной же территории и по направлению торговых путей усиливается влияние Ислама. Таким образом, большая часть населения Азербайджана мало-помалу отчуждается от другой части населения – христиан.

Гандзасарский монастырьОдним из районов Албании, где продолжало бытовать христианство до XIX в., была, расположенная на юго-восточном склоне Малого Кавказа область, которая в источниках названа Гаргар, Арсаг, Хачын, Карабах и т.д. “Центром этого княжества, составлявшего, очевидно, часть древней Албании, был бассейн реки Хачынчай и отчасти река Тертер” (И.О.Орбели). В XII в. здесь возникает Хаченское феодальное княжество, игравшее важную роль в истории народов Закавказья. Во главе Хаченского княжества стоял род Джалалидов, Представители этой династии носили титул князей “Сюника и Албании”, “Царь Албании”, “Окраинодержатель Албании” и пр. Одним из видных представителей этого рода являлся Гасан Джалал Довле, игравший важную роль в политической жизни. Гасан Джалал в источниках характеризуется как набожный, благородный и могущественный князь. По Киракосу Ганзакеци, он был сын сестры знаменитых Захари и Иванэ, муж благочестивый, набожный, скромный и тихий, милостивый и любящий нищих. Он очень почитал священников, любил науку и занимался чтением священного писания.

Авторитет Гасана Джалала, имевшего прозвище “Джалал Довле”, базировался на том, что его дочериГандзасарский монастырь. Вид с сверху.заключили очень выгодные политические браки: одна вышла замуж за князя Орбеляна Тазаика, другая – за князя Умеке из Тифлиса, третья – за монгольского князя Пара Ноина, сына Чармагана. Несмотря на то, что Гасан Джалал был убит в 1261 году монгольским полководцем Аргуном в Казвине, с согласия Хулагу Джаладиды остались владетелями Хачена и сохраняли некоторую автономию до XV в. В ХV веке Каракоюнлу Джаханшах закрепил за Джалалидами титул Мелика. Меликство их сохранилось до XIX в., а последний Мелик из Джалалидов Аллахверди II (1775 –1813 гг.) был свергнут в результате присоединения Карабаха к России. Был ликвидирован также албанский католикосат [продолжение]

_________________
количество просмотров: 248

история армянства в литературе

Из наставлений католикоса:

С вершин Арарата вознесите весть о Разгроме,
Что, как дух ваш, черна от пожара,
И рассыпьте в народах чужих,
И все в проклятом их доме
Отравите удушьем угара.
И каждый пусть сеет по полю их семя разврата
Повсюду, где ступит и встанет.
Если тень ваша коснется лучшего древа их сада –
Почернеет оно и завянет.
И если взор ваш падет на мрамор их статуй –
Треснут разбиты на двое.
И смех захватите с собой горький, проклятый
Чтоб умерщвлял все живое.

Действующие лица:

Месроп Маштоц (аферист-«просветитель»)
Ученик-полукровка (отсюда, по мнению маштоца, все проблемы)
Моисей Хоренский (первый армянин-сказочник, записавший сказку на бумаге)

Сидит Маштоц. По комнате шагает
Неугомонный ученик (его для простоты Вартаном назовем).

Вартан:

Подумайте, учитель, что про нас
Потомки скажут? Негоже библию так взять и – раз! –
Перевести на наше усмотренье,
Попутно исказив что есть в ней!

Маштоц:

Ты еще молод, ai digha (* по-арм. “пацан”)
И не поймешь, что здесь к чему, как, и зачем, да почему.
Уже при переводе с иврита, наречия родного матери твоей, на греческий, –
Добавили сюда немало; то, что было – исказили.
Я думаю, греха не будет в том,
Коли и мы проставим пару строк.
В том есть благое дело! Или,
Быть может, ты Вартан, не хочешь понимать? –
Ведь дело делаем ради Армении Великой!

Вартан (наивно):

Но чем же велика она?…

Маштоц (с пеной у рта):

Молчи! Молчи, несчастный! Это твоя мать
Тебе внушила? О, Боже, говорил я твоему отцу:
«Ну не бери еврейку в жены –
наплачешься ведь с ней потом!»
Хотя хорошим был отцом
Папаша твой, и дал тебе образованье,
Но не учел, что будешь обрезанью
ума и члена ты подвержен!

Вартан:

Учитель, хоть я и еврей по матери,
Но все же армянин я по отцу!
Вера отнюдь не иудейская моя.

Маштоц:

А толку что? В тебе нет духа армянина,
Как понял я из твоего дерзкого вопроса.
«Чем велика Армения?»
Известно ли тебе, щенок,
Что был у нас Тигран Великий,
И что происхожденье наше велико,
Что поручил Господь нам просвещать соседние народы!
Но если есть средь нас такие сумасброды,
Как ты, как твой отец и прочие уроды-
Они позорят только нас!

Вартан (издевательски):

Не знаю, как о просвещении других народов…
Но вот читал я у Плутарха…

Маштоц (с ухмылкой):

Читал Плутарха?
И что ж глаголит этот борзописец?

Вартан (готовясь выскочить из-за стола):

Глаголит он, что наш Тигран с целой когортой воинов
Бежал от римлян (превосходя их численно) образом самым постыдным.
Что на поклон к Помпею привели его,
И он, китару сняв, последнему «отдался», стоя на карачках.

Маштоц (схватившись за голову):

Aman Astvats (*по-арм. “Боже мой”), за что такое наказанье
Ты мне послал, за что?
Вартан, еще одно неосторожное упоминанье
О Тигране, – великом нашем полководце и царе –
Тебя я головою разобью об стенку!

Вартан:

Ну, хорошо, учитель, оставим нашего великого в покое.
Но мне ответьте ради Бога, по каким причинам
Вы говорите о происхождении армян
Как о народе, избранном самим Аствацем?

Маштоц:

Тьфу ты! А по таким, что мессианское происхожденье
Можно заметить аж с момента нашего рожденья!

Вартан:

Но ведь евреи избранный народ…

Маштоц (скривив губы):

Еще сказал бы: «турки»!
Велики мы! МЫ избраны! И все тут!
Садись, пиши:
Ной породил Гомера, Гомер родил Тираса,
Тот – Торкома. Последний Гайка породил,
Чтоб он начало дал великому народу!

Вартан (с видом двоечника-Вовочки):

Учитель, складывается впечатленье,
Что женщины в процессе сём остались не удел,
Участья не приняв в нем никакого.
Кто был, к примеру, матерью Гомера?
Или Гайка? Звучит ведь как-то неприлично…

Маштоц (отвесив ученику затрещину):

Пиши, пиши. И не заботься о приличьи
Когда идет речь о таком величьи!

Вартан:

Все, написал. Однако прежде чем мне
К части следующей перейти, хочу узнать…

Маштоц:

Ну что еще?

Вартан:

Все христианские народы почитают
Авраама. Но почему у нас этого нет?
Мы ведь все же христиане…?

Маштоц:

А потому, сынок, что Авраам
Не дал народу нашему начало.
И с ним Бог заключил согласье,
Что станет род его властвовать по земле.
Но это ведь несправедливо!
Армяне властвовать должны, а не иуды!
Наш мессианский дух, Наш глас,
Блаженны груди, что кормили Нас,
И руки те, что колыбель качали,
Что мы явили миру столь невиданное чудо,
Как мы сами!
Поэтому должны мы в библию вписать,
Что наш народ произошёл от Ноя.
Мы все равно древнее.

Вартан (пером за ухом ковыряя):
Ишь ты, политика какая!

Проходит время.
И сидит уже Мовсес Хоренский
Над толстенною тетрадью.
И пишет хронику. Прочел он у Плутарха
О «геройствах» предка своего Тиграна.
Не знал тогда он, что веков через пятнадцать
В ЦК КПСС будут «любить» уже его потомка – Анастаса Микояна.
Пока ж сравнил он “подвиги” тиграна
С «геройствами» царя другого.

А дело было так:
Когда парфянин Вагаршак с войной покончил,
Назначил он наместником в Армению
Некоего Шамбу Багарата (“в девичестве” Смбата Багратуни).
И сей последний, на радостях штаны спустив,
Бестыдному парфянину «отдался».

Хоренский:
Коль напишу и про Тиграна,
И про то, что изошло из уст Вартана,
Да еще добавлю про Смбата Багратуни,
То хронике придам не историзм,
А лишь сплошной гомосексуализм…

Нет, все-таки Тигран велик.
И про него я посему писать не стану.
А вот про этого, Смбата, написать придется.
Но Боже, как мне скрыть такой позор?
Давай-ка я впишу вместо «отдался»
Фразу «предался всею сущностью своей»
Вроде бы и не ложь, но и позор скрываем!!! )))))))))))))))))))

__________________
free counters

_________________
количество просмотров: 190

Случай с часовым. В лучших традициях вртанесяна)))

Сидит в общем, старый вояка, рассказывает, как чуть не стал медведицей))) Короче, такой шедевр, что трогать не буду. Только выделю наиболее интересные моменты.

_______________________________
СЛУЧАЙ С ЧАСОВЫМ

Весной 1920-го, в апреле, я находился на фронте в районе Даг-Тумас (Село в Джебраильском районе Азербайджана), Хцаберт – Доланлар – Чатан-Даш. Наш взвод стоял в селении Доланлар, разрушенном турко-мусаватистами. Мы занимали позиции на участке Чатан-Даш, и почти каждый день, а то и по несколько раз в день имели перестрелки и стычки с мусаватистами. Их оплотом было село Даг-Тумас, где засели наиболее ярые азербайджанские мусаватисты и турецкие эмиссары. Все время приходилось быть начеку. Мы тщательно охраняли наш участок линии фронта, особое внимание уделялось караульной службе. Как-то раз, какой это был день (а точнее – ночь) не помню, подходит ко мне один из бойцов и сообщает, что наш боец Хорен, назначенный на пост, неожиданно исчез.

Я очень удивился и спросил: “Как так исчез?” Тогда мне ответили, что как раз смена пошла сменить Хорена, а его нет на посту. Тут же я послал мое отделение группками по два человека искать пропавшего, и сам с двумя бойцами, – Ваго и Суреном – тоже отправился на поиски. Мы пошли на то самое место, где должен был стоять Хорен. Ночь была такая темная, что ничего не было видно, а кричать громко – звать часового – тоже нельзя, ибо турки могли быть неподалеку. Искали на месте – действительно, нет Хорена, как в воду канул. Прямо загадка. Хорен был крепкий и сильный парень, хороший боксер и борец, кроме того – хороший патриот своей Родины и сознательный человек. Так что сбежать с поста он явно не мог, и сделать нечто неподобающее – тоже. По-видимому, подумалось мне, враг утащил его с поста, взял в плен. Словом, загадка да и только. Continue reading

_________________
количество просмотров: 242